profi: (Лаврентий)
Максим Кантор о Лимонове. Многобукафф, но хорошо (ИМХО) написано! Правдиво, и с акцентированием ключевых деталей. Apropos, никогда  не любил Лимонова. Есть в нем самом и его творчестве (читал, правда, только  самое раннее) что-то уничижительно-ублюдочное.

Вообще не так давно прозревший Максим Кантор являет из себя значительно более интересное явление, чем он же в своем имперско-консервативном варианте (ЕВПОЧЯ).

Необходимое пояснение: книг Максима Кантора я все равно не читал и вряд ли стану читать. Да и художников я знавал поинтереснее. Тем не менее...
profi: (Byloe i mudy)
Интервью с одним из самых уважаемых и любимых мной английских писателей.

Без сомнения, что главный враг нашей цивилизации сейчас – это исламский фундаментализм и терроризм. Теракты в общественных местах и убийства затрагивают и Россию – на Северном Кавказе немало исламских фундаменталистов и террористов. Так что наивные представления, что эта угроза может кого-то обойти, не более чем иллюзия. Нас ждет длительная, упорная и  ожесточенная борьба с этими маниакальными  фанатиками. Впереди – убийства, кровь и слезы. Благодушные призывы к примирению с террористами, к уступкам и переговорам преступны. Полная безопасность в Европе вряд ли наступит в ближайшее время; во всяком случае не при моей жизни.

В мире сейчас около двадцати распадающихся и нестабильных государств, где идут гражданские войны или бесчинствуют террористы, и откуда бегут люди. Примерно десять таких государств находятся в Африке и около десяти – в Азии. Это адские места: Южный Судан, Сомали, Эритрея, Сирия, Йемен, Ливия. У их жителей в изобилии имеются айпады и айфоны, они смотрят на их экраны и видят другой мир, где царит спокойствие, стабильность, изобилие, безопасность, где работают школы и больницы, где есть рабочие места, где соблюдаются права человека. Они воспринимают все это как подлинный рай. Вот почему эти беженцы рискуют жизнью и устремляются в этот рай. Госпожа Меркель опрометчиво пригласила почти миллион этих людей, но дело этим не ограничивается, сейчас Европу штурмуют более  десяти миллионов человек из Африки и Азии – людей иной культуры и другой веры. И это лишь начало. Но мы не сможем переварить и интегрировать даже эти десять миллионов. Это перерастает в огромную и неразрешимую проблему, причем на многие годы.

У нас в стране довольно странная ситуация. Сейчас у нас относительно вменяемое консервативное правительство, правда, лишь с небольшим большинством в парламенте. На парламентских выборах оно получило мандат от большинства избирателей. Но при этом странные и дикие вещи происходят с оппозицией Ее Величества. Лейбористская партия позволила  захватить себя экстремистам, в теневом правительстве полно левых радикалов, а один из них, Джереми Корбин, был избран лидером партии. У него совершенно сумасшедшие идеи в области экономики и политики. Даже в его собственной партии раздаются голоса об ошибочности этого выбора и о необходимости перехода к умеренной политике. Нынешнее правительство проводит вполне разумную экономическую политику, я ее поддерживаю, в частности, необходимость увеличения бюджетных ассигнований на оборону в связи с увеличением угроз европейской безопасности. И все было бы неплохо, если бы не эта экстремистская метаморфоза в Лейбористской партии с ее новыми идеями, отбрасывающими главную оппозиционную партию назад – к идеям радикального социализма.
profi: (Byloe i mudy)
via novayagazeta

Мой личный выбор во многом пересекается с выбором Бориса Вишневского. Хотя... Сегодня я бы кое-что добавил. И от кое-чего отказался. Но это уже совсем другая история (С). Кстати, тоже вполне себе значащая цитата из ПНС. Так мое поколение говорит - цитатами из АБС. Более того, оно так думает. Хорошо это или плохо - Б-г знает. Но оно - так. Даже у тех, кто от всего этого пытается откреститься, предавая (ИМХО) самого себя и память о своих Учителях.
Болдом я отметил те цитаты, которые сегодня представляются мне особо актуальными.

«Стажеры»

Нет ничего невозможного, есть только маловероятное.

Жизнь дает человеку три радости. Друга, любовь, работу. Каждая из этих радостей уже стоит многого. Но как редко они собираются вместе!
Read more... )

Великие писатели всегда брюзжат. Это их нормальное состояние, потому что они — это больная совесть общества, о которой само общество, может быть, даже и не подозревает.
profi: (Byloe i mudy)
Д. Орешкин написал мощную (ИМХО) статью. О недавно ушедшем Юрии Любимове, Гоголе, Пушкине и нас всех. Статья честная, личная, и очень провокативная. Тем не менее, с большей частью высказанных в статье тезисов я согласен. А вот кое у кого от чтения этой типа "ереси" точно пукан разорвется. Ну и поделом им всем!

...ренессансу наступал неизбежный кирдык. Дней александровых прекрасное начало осталось в прошлом. Взамен, как полая невская вода, поднималась занудная эпоха «позитивного искусства», густо заселенная плавунцами типа Гриши Добросклонова, которые, не щадя читателя, выясняли, кому же на Руси жить хорошо. Болезненный расцвет этой фазы олицетворен тандемом духовных братьев Толстоевских, с мазохизмом юродствующего барина кланяющихся народу-богоносцу в самые онучи.Пушкин до такого никогда бы не унизился — хотя бы потому, что чувствовал себя органичной частью народа и не комплексовал по поводу своего места в его составе. Да, мозг! Но и член тоже. Как выяснила современная наука, одно с другим связано теснее, чем полагалось думать в эпоху тургеневских девушек и назидательного садо-мазо.

«...Такой театр (Таганка, прим. [livejournal.com profile] profi) мог процветать только при Советской власти. С её исчезновением он должен был рухнуть, что и произошло». Эпоха, когда общее стремление к свободе одухотворяло и возвышало даже так-себе-тексты и композиции, великодушно прощая сюжетные и стилистические слабости, — действительно ушла. И унесла с собой такие по-советски смелые имена, как Вознесенский, Высоцкий, Евтушенко, Солженицын. Любимов, в значительной степени, тоже. То есть они, конечно, остались — но на своем месте и в своем времени. В отличие от вневременных Пушкина, Гоголя и еще 5-10 имен великой русской культуры. То, что нынешние их критики, осмелевшие на безрыбье, явно уступают им по масштабу, не отменяет трагической сути дела. Была Империя — и были поэты, сотрясавшие ее основы. Сначала европейская, которую патриотичный Александр Дугин изящно назвал эпохой «романо-германского ига». Она дала России и миру Санкт-Петербург — Северную Пальмиру, а вместе с ним Пушкина, Тютчева, Гоголя и всех прочих. Потом исконно-азиатская — которая быстро сожрала их наследие, заколотила окно в Европу, блистательный Петербург поставила на четвереньки и превратила в забитую провинцию. Взамен обогатив мировую культуру экзотическими именами Кочетова, Софронова, Грибачева, Тихонова, Проханова — всех пролетариев умственного труда и не упомнишь. Потом — какая-то промежуточная, когда ни то, ни се. И сотрясать особенно нечего, и восторгаться тоже нечем. И вот уже Юрий Поляков, унизивший пушкинское имя «Литературной газеты», лезет на Солженицына — причем не за литературные слабости и дурной вкус (чего у великого покойника было в избытке), а как раз за страсть к чести, свободе и правде. Такое уж наше время — иного странно было бы ожидать. «Был Рим — были и римляне», как справедливо заметил все тот же Пушкин в одном из писем.
profi: (Лаврентий)
- С нечистью надо делить мир. Что говорил Учитель? Богов зови, но и чертей не гневи! Богам угождай и чертям не перечь! - напомнил Мамур и рассказал, что в Аравии свел знакомство с толстым Бабу, духом лжи, бывшим ангелом, который пал, был изгнан в пустыню, где шабашевал со всякой нежитью, а потом продал пустынных бесов в рабство, за что и получил свободу черного сана. Сейчас у него дел немного: сиди себе под пальмой и выворачивай наизнанку слова, укладывай ложь в три короба, ври без остановки, докуда язык доползет.- Полчаса мы пили с ним чай. А потом целый месяц я был не в силах сказать слова правды — ложь текла у меня изо рта, как гной! Пришлось в пустыне лизать песок, чтобы очистился язык! - заключил Мамур.

(С) Михаил Гиголашвили, Чертово колесо

Хорошая книга, кстати. Дочитаю - опишу свои впечатления более подробно.
profi: (Byloe i mudy)
Что-то я давно не отчитывался по культурной части. Книги, фильмы, музыка - это, к счастью, постоянно присутствующая часть жизни. Радость, которой хочется поделиться с друзьями. Описывать все, конечно, не буду. Только самое заметное, оставившее  интеллектуальный и эмоциональный отпечаток в памяти.

1. Музыка.

Концерт Carl Palmer's ELP Legacy в Тель-Авивском Ангар3, 3 мая 2014 года.

Конечно, я знал, на что иду. Последний раз видел Карла Палмера на концерте ELP в августе 1997 года. Тогда он был еще совсем как новенький. И играл вместе со своими легендарными товарищами по группе.  Сегодня, вместе с двумя молодыми гитаристами, он играет чисто инструментальные версии . Вот такое трио - гений ударных и две гитары. Играют в основном старые композиции из репертуара ELP. Как так, композиции ELP - без клавишных? Без гениального Кейта на органе и моуге? Без лэйковского вокала? Да вот так! Оказалось - жестко, ритмично, но и столь же полифонично. И, однозначно - интересно!

Вот любительская съемка с этого концерта.


А вот - профессиональный клип. С другого концерта. "Картинки с выставки"

Карл, конечно, постарел и погрузнел. Ему уже 64. А  стучит как новенький! Долгих творческих лет, Карл! Эксперимент признан удачным.

2. Книги.

Среди множества прочитанных книг (странных, ужасных по качеству и обычных - в основном детективов и триллеров) внимание привлек "Лавр" Евгения Водолазкина.

"Лавр" взял премию "Большая Книга - 2013". ИМХО - совершенно заслуженно. Прекрасный язык, легкий абсурд, тщательно прописанный псевдоисторический мир средневековой Руси и окрестностей. Чем-то  этот роман напомнил мне "Баудолино" Эко.  Рекомендуется к неспешному чтения в кайф.







3. Сериалы.


Продолжаю смотреть "Хорошую жену", готовлюсь ко второму сезону "Американцев". Начал смотреть "Демоны Да Винчи" (первые 3 серии), но так и не решил, буду ли досматривать. Не дотягивают они до уже закончившегося великолепного сериала "Борджиа", а слабость сюжета компенсируют мистикой. Не то. Начал и бросил смотреть "The Wire". Оно, может, и хорошо, но уж очень однообразно и медленно. На автомате продолжаю смотерть "Континуум". Пожалуй, нужно завязывать с этим сериалом. Замах был хороший, но - вырождается на глазах. Оба сезона "Карточного домика" порадовали хорошей игрой актеров и расстроили весьма слабым, натянутым и перетянутым сценарием. (Apropos, возвращаясь к книгам - прочел обе книги Майкла Доббса, по которым, якобы, снят американский сериал. Книги вполне читабельные, но к сериалу имеют минимальное отношение. Сериал - чисто американская отсебятина. И - просебятина.)

Ну и, наконец, самое главное сериальное впечатление - шведско-датский сериал "Мост" (оба сезона).  Сценарий - в  духе популярного сегодня скандинавского криминального триллера.  Но без явной и привычной для скандинавов левизны. Даже, кажется, - наоборот. Сильный драматический, чисто человеческий пласт. Великолепная игра актеров (особенно главных - шведки Софьи Хелин и датчанина еврейского происхождения Кима Бодниа). И  еще там есть очень интересная жизнь самих скандинавов (не иммигрантов, а  аборигенов). Отношение к работе, миру, семье и любви. Порой при просмотре мне казалось, что марсиан я бы понял значительно лучше, чем понимаю этих людей. Другая планета!

4. Кино.

Вчера наконец посмотрел новый фильм Ари Фольмана "Конгресс". О желании посмотреть который не так давно писал.

(а) Фильм мне понравился. (б) Собственно от "Конгресса" Лема там не очень много. Так основные идеи нового хемо-иллюзорного общества. Это, в общем, не недостаток фильма, а его достоинство. Потому что "Конгресс" - далеко не самая хорошая и любимая мною книга Лема. В тексте которой гораздо большее место занимают игра словами (блестящая, впрочем) и желчная ирония, чем новые смыслы и сюжет. (в) Никакой скребущей глаза "левизны" (чего обычно ждут от Фольмана) я там не обнаружил. может она и есть. Но в глаза не бросается. Если разглядывать без микроскопа.

Больше про фильм пока ничего сказать не могу.  Думаю, что фильм нужно посмотреть еще пару раз. Авторское кино. Правда, технически сделанное великолепно. Но кассы, увы, скорее всего не соберет.


Все. Конец оборзения. Тьфу! Обозрения!
profi: (Byloe i mudy)
Гениальная статья гениального человека. Сегодня - да, да, именно сегодня! - она обязательна к прочтению.

А для тех, кому не можется или не хочется читать весь текст, я приведу только одну цитату. Квинтеэссенцию статьи. Пожалуйста, прочтите и запомните. Ну пожалуйста, я очень прошу!

«Дьявол начинается с пены на губах ангела... Всё рассыпается в прах, и люди, и системы, но вечен дух ненависти в борьбе за правое дело, и потому зло на земле не имеет конца»

Григорий Померанц (1918 - 2013)
profi: (ELP)
Симпатичная и довольно любопытная статья на заявленную в заголовке тему. Аффтар наваяла там много всякого, с явным перебором. Но, в целом, читать текст - интересно и не утомительно.

... перед нами яркое свидетельство изящной интеллектуальной игры, проходившей на грани смертельного риска. Книга, содержавшая в себе эзотерические знания, оказавшаяся популярной в стране победившего материализма. Если бы её прочли адекватно при жизни писателя, ему было бы несдобровать. Но, может быть, он и рассчитывал на то, что никто не сможет прочесть эту книгу адекватно? Или надеялся, что под маской детской сказки эта история инициации переживёт и Советский Союз, и его атеистических воинов? Известно, что начиная с 1960-х отдельные интеллектуалы давали свои прогнозы о том, сколько десятилетий ещё продержится СССР. И некоторые угадали с точностью до нескольких лет. Но думал ли об этом Лазарь Лагин в конце 1930-х? И зачем он, буквально рискуя жизнью, зашифровал в детской сказке множество библейских сюжетов, эзотерических идей, отсылок к мистическим практикам? Быть может, существует некая внутренняя потребность говорить о тайном? Или любой эзотерик, как профессионал в своЁм деле, обязан стремиться передать своё знание? Мне кажется, все эти вопросы важны и в наше время. Каким образом Лагин, находившийся в гораздо худшей ситуации, чем мы сейчас, с помощью смеха преодолел свой страх? Отчасти его спасало то, что ни в то время, ни позднее у этой книги о волшебной паре – демоне и его ученике, останавливающем Солнце, – не было понимающих читателей, а если они и были, то молчали. Можно представить, с каким трепетом последние московские тамплиеры и розенкрейцеры передавали друг другу истрёпанные томики «Старика Хоттабыча», как смеялись они и как плакали.

Apropos, в статье много говорится об инициации Вольки-ибн-Алеши, нырнувшего в холодную реку и вытащившего из нее кувшин с джинном, запечатанный Соломоновой печатью. По аналогии я сразу вспомнил о другом широко известном нырянии Волькиного тезки. Так, два года некий Волька-ибн-Володя решил слегка поинициироваться и нырнул в древние воды Таманского залива. Причем не только нырнул, но и вынырнул с двумя кувшинами. Но Соломоновы печати на этих кувшинах были уже сняты. И никаких джиннов в кувшинах не оказалось. Инициация не состоялась, а пеарная акция, по слухам, провалилась. Ясное дело, что взломали печати и зажилили (заджиннили?) джиннов археологи, организовавшие это чудесное ныряние. Уж не знаю, попользовали ли они (археологи) этих джиннов сами, или сбагрили кому-нибудь на местном рынке. 
profi: (Лаврентий)
... сколько бы новомодных шпионских игрушек ни лежало в ваших шкафах, сколько бы суперкодов вы ни взломали и важнейших переговоров ни прослушали, сколько бы блестящих умозаключений по поводу вражеских оргструктур или отсутствия таковых, а также внутренних разборок ни сделали, сколько бы карманных журналистов ни предлагали вам свои сомнительные открытия в обмен на тухлые утечки информации и немного тугриков в придачу, в конечном счете все решают ошельмованный имам, несчастный в любви секретный курьер, продажный пакистанский ученый-оборонщик, иранский младший офицер, не получивший очередного звания, «спящий» агент, которому надоело спать в одиночестве, — и они вместе закладывают фундамент необходимых знаний, без которых все остальное — не более чем жвачка для всех этих манипуляторов истиной, идеологов и политопатов, способных доконать нашу планету.

(С) Джон Ле Карре, "Особо опасен"

Признаться, последние книги Ле Карре своим левым уклоном и попытками понять всех униженных и оскорбленных, в особенности - бедненьких исламских террорюг, наводят  на меня легкую тоску. Тем не менее, мужик он не глупый и очень опытный в делах, о которых многие любят попи..деть, но в которых ничего не понимают. Приведенная выше циата, ИМХО, выстроена на базе нехилого опыта и потому наполнена глубоким смыслом.
profi: (Default)
Реалист от фантастики 

В 1959-м выходит его «Эдем» (мы его получили в 1966-м). Это жуткая история об идеальном обществе с групповым сознанием у масс, доведенных до уровня животных, и с элитой, отчасти состоящей из изощренных палачей, а отчасти — из диссидентов, которых ждут такие наказания, что посмевший встретиться с землянами астроном ждет быстрой смерти под дюзами их корабля. В 1961 году выходит великий «Солярис» — о гуманизме, который надо проявлять и по отношению к непонятному Океану, и к порожденным им копиям людей, состоящим сплошь из нейтрино. Человечность проявляет Крис (один из всей экспедиции), и именно ему впервые отвечает Океан.

Жопой она его, что ли, читала?
profi: (Шо-шо?)
Посмотрел давеча "Generation П". 

До того имел [сомнительное] удовольствие читать всякие рецензии на этот фильм. Часть которых была написана явно до просмотра фильма. Или вместо него. Среди народных рецензий преобладали хвалебные (причем от людей, честно заявивших, что книгу они не читали). Среди так наз. "интеллектуалов" - хулительные (естественно за то, что режиссером книга была не так прочитана, причем "так" у каждого - свое, индивидуальное).

В отличие от восторженного мнения не читавших сакральную (для хулителей) книгу кинозрителей, и соврешенно перпендикулярно мнению читавшим ее же интеллектуалам, я, как человек, читавший текст приблизительно 2 раза, могу оценить фильм как ... смотрибельный.   Текст  не перевирающий и не оскорбляющий, но - рационализующий. В результате означенной рационализации получилось нормальное кино. Со своими кино-плюсами. Которые для фанатов исходного текста являются, естественно, литературо-минусами. Я к этому тексту отношусь без должного интеллектуального трепета. Ибо первый раз честно пытался прочесть его целиком. Но сломался на водно-разведенной ассирийщине и детально проработаннй чегеварщине. Потом, когда применил к чтению означенной книги метод*, опробованный еще во втором классе средней школы при чтении двухкирпичных "Отверженных" Виктора Гюго, таки сумел дочитать текст до конца и получить от него удовольствие. Приблизительно так же, как мне кажется, прочел текст и автор фильма. Чем наверняка доставил народным массам больше удовольствия,  чем разочарования. А смотреть фильмУ, или не смотреть - решайте сами.

* Тексты Гюго превращаются в увлекательные и динамичные, если при чтении, наткнувшись на пятидесятистраничное описание парижской канализации или сравнительной арго-логии, всё это пролистывать, для порядка проглядывая по диагонали. В остатке остается вполне читабельный текст в духе если не раннего Дюма-пэра, то - позднего. Вот так и с Пелевиным.  Кстати, Виктор Олегович, кажется, и сам хорошо знает свои старые заморочки. Потому что со временем стал писать намного короче и гораздо лучше. ИМХО, конечно.


profi: (Byloe i mudy)
Очень симпатичная статья Дениса Драгунского. П(Почти)ПКС. Рекомендую.  

Несколько особо понравившихся цитат:

Я убеждён: не выкладывать книгу в интернет — дурной тон. Претензии на интеллектуальный аристократизм пополам с глупой жадностью. (sic!)
 

... интернет-доступ к электронным книгам обесценил звание знатока, сбил спесь с читателя-эрудита. То, что зарабатывалось годами штудирования и гарантировалось хорошей памятью (или обширной картотекой), сейчас принадлежит всем, кого не забанили в «Гугле» или «Яндексе». Но зато на любой шокирующий факт читатели вежливо отвечают: пруфлинк, пожалуйста.  И это на самом деле хорошо. Потому что всякая монополия ужасна. А тем более — монополия на знание, жреческая гордыня, задранный нос начётчика.

С интересом жду второй части статьи.
profi: (Friendship)
Лорченков такой Лорченков.

О нем много и хорошо пишут разные российские критики. Мой интерес привелекло и то, что новое светило российской литературы живет и творит на моей малой доисторической родине -  в Кишиневе.  Молдова и Кишинев являются непременным местом действия лорченковских творений.

Прочел "Прощание в Стамбуле", "Время ацтеков" и "Все там будем" (она же - "Там город золотой"). Что могу сказать?

Почти тщательно и почти продуманно перемешанные Габриэль Гарсиа Маркес (в любви и стремлении быть похожим на него автор признается практически в каждом интервью), Эмир Кустурица (поздний, когда Кустурица стал подражать Кустурице), Квентин Тарантино и изложенная околосалонным штилем горячечная порнография. Читать, в принципе, можно. Но можно и не читать. Я, например, больше ничего лорченковского читать не стану. Он меня утомил. Начинать рекомендую со "Все там будем". Написано неряшливо, но зато - от души.

Из трех прочтенных книг даже психоаналитик-любитель кухонного уровня (вроде меня) может поставить Владимиру Владимировичу (Уважаемые россияне! Не ищите политического подтекста, В.В. - это ИО Лорченкова!) неутешительный диагноз гипертрофированного ЧСВ с серьезными проблемами в области эректильной функции. Прогноз неутешителен: книг станет еще больше, и они будут гораздо хуже уже написанных.  

Искренне Ваш

Виссарион Иосифович Добролюбов, лауреат всебабруйской премии "Поцелуй Кышары".

profi: (Лаврентий)
Вам, лемоиды. Любопытно.

В архиве польского фантаста Станислава Лема нашли неопубликованное произведение
– то ли пьесу, то ли оперу «Korzenie», т.е. «Преклонение» или «Низкопоклонство». Пан Станислав написал ее еще в конце 40-х годов, а затем спрятал в папку с другим неопубликованным произведением – детективом, причем спрятал настолько надежно, что впоследствии и сам забыл, куда. Пьеса – сатира на сталинизм, с ее текстом все желающие могут ознакомиться на сайте «Газеты выборчей», которая готовит к изданию полное собрание сочинений Лема.
profi: (Шо-шо?)

1. Прочел "Списанные" любимого моего нон-имманента Дмитрия Быкова.

Основное впечатление могу высказать старой школьной присказкой: "Замах на рубль, удар на копейку". Обычная для творений  Дм. Быкова (которые длиннее двух страниц) смесь гениальности с унылой, притянутой за уши болтовней широко эрудированного патентованного комплексанта.

Жили были в стране Советии два толстых еврейско-русских мальчега. Всякое бывало, и биты бывали, и "Слышь, жЫденок, поди сюда!" выслушивать приходилось. Жизнь... Потом мальчики выросли. Один из них (допустим - ваш покорный слуга)  приехал в Израиль и стал нормальным человеком (или это произошло в обратном порядке? Уже не помню.) Гражданином своей страны, сыном своего народа.  То есть на сакральное слово "еврей" совершенно правильно реагирует фразой "Ну я, а чево?". Второй остался в России и стал Дмитрием Быковым. Поставив себе основной целью пастьбу народов. Вернее - не всех народов. А только двух. Великому русскому народу Дмитрий Быков представляется пастухом, а не менее великому еврейскому - волкодавом. Де факто, великий русский народ видит в Дмитрии Быкове тявкливую болонку, а великий еврейский - шкодливую французскую бульдожку. Это - судьба. Вот до чего может довести человека борьба с доброй половиной самого себя (которую он именует идиотским словом "имманентность"). А ведь парень талантлив.   Жаль.

2. Российские левые - такие левые...

Трудно сказать, глупее они западных, или на этом уровне оттенки сопливо-розового уже не различимы.

Когда-то герой романа Солженицына, старый лагерник, так выразил народную мудрость: "Волкодав прав, а людоед - нет". Людоед сегодня - это создатель египетской "управляемой демократии" Хосни Мубарак. Десятки погибших при попытках силой подавить протесты - прямое следствие того, что этот паук продолжает цепляться за власть, несмотря на явно выраженную волю народа. Желаю ему не успеть сбежать. И тогда, если его успеют сдать под охрану, пусть его адвокат доказывает, что он не отдавал приказа стрелять в народ.

Там весь текст феноменально глуп и смешен. Дорогие россияне! Это у вас оппозиция такая? Ню-ню...


profi: (Лаврентий)

Цитатко:

Настоящая жисть была такова: группа подростков взломала пару ларьков. Ну а по глупости подростки нарисовали углем кошку на взломанных лорьках. Ну, подростков то поймали (невелика и доблесть), но по Москве поползли слухи....
Так вот два шустрых жидка и написали по мотивам слухов и сплетен романчик-то....  Вот и фся "настоящая жисть"

Предлагается отгадать, впечатления о каком "романчике"  пишет этот, с позволения сказать, читатель. Это совсем просто. Но "рецензия" меня зацепила. Свобода мыслей и их выражения, мля.


profi: (Шо-шо?)
Сколько раз Вы слышали фразу: "Автор идеи David Shore"

Дэвид Шор (англ. David Shore) — писатель канадского (sic! profi) происхождения, однако он больше всего известен своими работами на телевидении... родился 3 июля 1959 года в г. Лондон, пр. Онтарио, Канада. Дэвид стал единственным представителем семьи в телевизионном бизнесе, двое его младших братьев, близнецы Филипп (Эфраим) и Роберт, стали раввинами.

А  ведь если бы его предки не сбежали в свое время в Канаду, а выбрали (по примеру многих своих  сосседей по местечку в черте оседлости)  путь построения светлого будущего для семьи российских народов, то...

То Дэвида Шора сегодня звали бы просто Димой Быковым. Да. И он, в лучшем случае, кропал бы сценарий для первого израильского русскоязычного сериала "Между ног", pardon, "Между строк". А в худшем - снова пас бы народы необъятной Россиянской  Суверенной Демократии. Как это делает сегодня его полный неимманентный тезка. Такие дела, однако.
profi: (Лаврентий)
 И: Если я хорошо помню интервью, которые вы дали по поводу экранизации «Соляриса», вы не очень лестно отзывались как о фильме, так и о режиссере Тарковском?

 Лем: К этой инсценировке у меня принципиальные возражения. Во-первых, я хотел бы увидеть планету Солярис, но, к сожалению, режиссер не предоставил мне такой возможности, поскольку делал камерное произведение. А во-вторых - я и сказал это Тарковскому во время ссоры, - он вообще снял не «Солярис», а «Преступление и наказание». Ведь из фильма следует лишь то, что этот паскудный Кельвин доводит Хари до самоубийства, а потом его за это мучают угрызения совести, вдобавок усиливаемые ее новым появлением; к тому же это появление сопровождается странными и непонятными обстоятельствами. Этот феномен очередных появлений Хари был для меня воплощением некоторой концепции, которую можно выводить чуть ли не от самого Канта. Ведь это Ding an sich, Непостижимое, Вещь в Себе, Другая Сторона, на которую нельзя перебраться. При том, однако, что в моей прозе это было проявлено и соркестрировано совершенно иначе… Однако должен вас предостеречь, что всего фильма я не видел, кроме двадцати минут второй части, но я хорошо знаю сценарий, потому что у русских есть привычка делать экземпляр для автора.

И уж совершенно ужасным было то, что Тарковский ввел в фильм родителей Кельвина и даже какую-то его тетю. Но прежде всего - маму, а мама - это мать, а мать - это Россия, Родина, Земля. Это меня уже совсем рассердило. Мы были в то время как два коня, которые тянут один воз в противоположные стороны. Впрочем, позже подобная история приключилась и со Стругацкими, когда Тарковский снял «Сталкер» на основе «Пикника на обочине» и сделал из него такой паштет, который никто не понимает, но он в самый раз печальный и понурый. Тарковский напоминает мне поручика эпохи Тургенева - он очень симпатичный и ужасно обаятельный, но в то же время все видит по-своему и практически неуловим. Его никогда нельзя «догнать», так как он всегда где-то в другом месте. Просто он такой есть. Когда я это понял, то успокоился. Этого режиссера нельзя переделать, и прежде всего ему ничего нельзя втолковать, потому что он в любом случае все переделает «по-своему».

В моей книге необычайно важной была вся сфера размышлений и познавательно-гносеологических проблем, которая крепко увязывалась с соляристической литературой и самой сущностью соляристики, но в фильме, к сожалению, все эти качества были основательно выхолощены. Судьбы людей на станции, которых в фильме мы видим лишь фрагментарно при очередных наездах камеры, - это вовсе никакой не экзистенциальный анекдот, а великий вопрос, касающийся позиции человека в космосе и т.д. У меня Кельвин решает остаться на планете без малейшей надежды, а Тарковский нарисовал картину, в которой появляется какой-то остров, а на нем домик. Когда я слышу о домике и острове, то из кожи вон лезу от раздражения… В общем, эмоциональный соус, в который Тарковский поместил моих героев, не вспоминая уже о том, что он полностью ампутировал научный пейзаж и ввел кучу странностей, - все это для меня совершенно невыносимо…

И: В шуточной тональности мы касаемся важной темы границы творческой свободы авторов интерпретации.

Лем:Таких границ нет. Литературные тексты довольно безобидны, их многочисленные профанации эту безобидность теряют. Ведь мы говорим не о шедеврах, потому что их всегда было немного. Плохой фильм - это огорчение для автора и для продюсера. Литературные произведения отличаются разной живучестью, но часто о них помнят долго. На протяжении нескольких десятков лет «запомнившихся» фильмов было едва ли несколько десятков.

Так говорил… Лем (Беседы со Станиславом Лемом)  


 


July 2017

S M T W T F S
      1
2 34 5 6 78
9101112131415
1617 18 19 202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 20th, 2017 08:39 pm
Powered by Dreamwidth Studios